Август - Сентябрь 2018
КУРАТОРСКАЯ СТАЖИРОВКА В WITTE DE WITH
Стажировка одновременно в кураторском и образовательном отделах WdW стала возможной благодаря гранту программы EUNIC, Dutch Culture и посольства Голландии в Москве, и позволила основателю ВШСИ Яне Гапоненко погрузиться в выставочные проекты ведущего Центра современного искусства г. Роттердам на всех стадиях - от исследования до производства экспозиции, а также принять участие в организации публичной программы. Ее ежедневный блог собирает впечатления от процессов в институции, а также в целом от Голландии и ее арт-сцены, и содержит размышления относительно собственных практик.
День 1. Пчелы, письма и местный контекст
  • Центр современного искусства Witte de With (WdW) разводит пчёл во внутреннем дворе для поддержания хорошего климата (общежитие Зальцбургской академии было таким же сознательным), при этом везде всё равно летают осы. Можно развить целый кураторский концепт вокруг желанных и нежеланных братьев наших меньших, и того, как эти пристрастия капризного человечества сменяют друг друга. Вспомним как человек нуждался в голубях, и как теперь голубь считается почти за крысу с крыльями.
  • Главный куратор Центра, который здесь всегда приглашённый, строит выставочную программу WdW по принципу выбора художников своего региона и своей культуры, и кураторы WdW курируют эти проекты. С местным контекстом работает образовательный отдел, продукты которого на выходе для жителя Роттердама получаются вполне себе user-friendly. Чего только стоит проект 90-х Cool об одноименном районе в Роттердаме, с восьми жителей которого сняли слепки их бюстов и установили портреты на домах. Подробнее об этом проекте я еще расскажу.
  • Местный контекст - понятие, которое формально к Роттердаму применять странно, т.к. этот город считается имеющим самое большое количество представителей разных национальностей (более ста), но тем не менее: пространство Tent, арендующее у Witte de With первый этаж, работает с местным контекстом, а WdW - с международным.
  • Мне, отвыкшей от систем и иерархий, особенно интересно наблюдать за командной работой, целиком выстроенной вертикально, а также за собственной уязвимой позицией стажера, оздоравливающей мое эго "директора школы".
  • Центру предстоит ренейминг в связи с тем, что Witte de With - командир флота XVI-XVII вв., внесший такой вклад в колониальные завоевания, что даже муниципалитет Роттердама просит Центр сменить имя. Детали - тут.
  • Witte de With имеет собственную мастерскую, где изготавливает рамы для работ, скамейки для выставок и мебель для инсталляций. Это потрясающе, т.к. музей далеко не каждого мегаполиса может себе такое позволить. Технический директор Пол работает почти с самого основания Центра. Неудивительно, что так много художников хочет выставиться в WdW с таким обеспечением продакшена. При этом WdW настаивает на том, чтобы художники не дарили и не оставляли им работы (это помимо самого формата Центра, не подразумевающего коллекционирование), что, к счастью, не дает пространства для манипуляции художником и спекулировании на его желании отблагодарить институцию.
  • Ланч для всех сотрудников на период демонтажа и монтажа (который длится сейчас и еще 2 недели до открытий) предоставляется бесплатно и состоит из огромного количества молока (!) и всего для сэндвичей, включая авокадо (двойное бинго для моих вкусовых привычек). Голландия помешана на молочном (коровы - еще одни желанные животные, и, судя по количеству молочки в магазинах, - даже слишком).
  • В первый же день стажировки сделать artist studio visit - просто мечта, даже если это в соседнем городе и не совсем для исследования, а лишь для выбора костюмов у дизайнера одежды на ивент художницы, который пройдет в формате ролевых игр. Есть две вещи в жизни, которых мне хотелось избежать - ролевиков и восьмой винды. Здесь меня настигло и то, и другое.
  • В очередной раз понимаю, как прекрасны пары, где оба зарабатывают руками. Он - делает мебель в мини-мастерской в собственном дворе, она - шьет одежду на показы (https://www.nadavandalen.com/). Нада прекрасна - любит бульдогов, дебоширить, посвящает латексную коллекцию Малевичу, а ее отец разрезает натянутую на холст искусственную кожу, посвящая это Лучо Фонтане. Боже, я бы сняла о них интервью для Freunde von Freunden. Именно поэтому я делаю проект онлайн-архива ДВ - ради этих эмоций от общения с художником в его рабочем и жилом пространстве.
  • Образовательной программой WdW занимается прекрасная Джесси Койман, которая в свободное время делает собственный проект "Мы - движение, а не коллектив".
  • Из того, над чем предстоит поработать: выставка, которая меня пока заинтересовала гораздо больше той, что про ролевые и компьютерные игры, аватары, субкультуры (а точнее subalterns, что совсем иное) и идентичности - это выставка об эпистолярном жанре как таковом, о письмах и, кстати, как следствие, тоже идентичностях. Мечтаю подискутировать об этой форме агентности на примере "Писем Элеоноры Прей", чтобы наконец переосмыслить весь этот хайп вокруг романтизации жанра и брендирования Приморского края на его основе. Сам топик - уже пример кураторского подхода: визуальным языком сказать о традиции переписок - нахожу этот челлендж захватывающим.
День 2. О голландском языке и вайфае.
  • Директор Центра София Чонг Куй всю прошлую неделю учила голландский, поэтому за ланчем все обсуждали языки и то, как нелогично здесь устроена грамматика. Мне эта ситуация облегчает положение - когда даже главный человек в коллективе не говорит на языке страны институции, в которой работает, просыпается ощущение лояльности. Большой challenge на ближайшие полтора месяца - забыть немецкий язык и перестать говорить на нём в магазинах. И пусть тот, кто говорил, что голландский и немецкий похожи, первый кинет в меня камнем. Фонетика этих двух языков - как инь и ян.
    С английским тоже рядом не лежало.
  • В Голландии нет таких проблем с вайфаем в общественных местах как в Германии. У кого-то это вызывает паранойю проверять банковское приложение только дома и учиться хакерству, чтобы знать как сделать шах и мат, но у меня это пока вызывает лишь облегчение.
  • Вчера в метро русский матерился по телефону на свою маму, говоря, что его оштрафовали на 700 евро, что он не ворует и что после Бельгии поедет работать в Голландию (сказал он из Роттердама). Не люблю быть случайным свидетелем чужих разговоров, но в паре сидений от меня другой парень тут же обернулся на него и сказал: 'О, привет'. Роттердам - и правда про мультинациональность. Или просто русские - действительно везде.
  • Сегодня я весь день работала над подборкой литературы для медиаторов выставки Аны Марии Мийяан по топикам, которые она раскрывает в своей выставке в формате серии акварели, видеоанимации и воркшопа по ролевым играм: наркотические войны, идентичность, субъектность и все, что только может понадобиться экскурсоводам. В выставке, как в хорошем минерале, куча богатых слоев: там и о выборочной агентности, которую придает человеку письмо хотя бы даже самим умением писать (пресловутое "давать голос"), и о той самой ауре голосового сообщения на стационарный телефон, которое мы не получаем мгновенно, и о письмах в один конец, и об анонимности. Иконографичное изображение мужчины при переписке в классической живописи содержало обязательное наличие карты мира на заднем плане, женщины - окон со шторами, несложно догадаться почему, или морского шторма. Плюс сегодня у меня было целых два собрания - со всем коллективом и с медиаторами. Медиаторы в WdW не включены в состав работников Центра.
День 3. О дедукции и психотропном колониализме.
  • Слышали о farmacolonialidad? Это испанское название на обратный колониализм - то как западный мир колонизирован вкусовыми привычками, привнесенными от завоеваний западными людьми стран третьего мира: сахар, табак, кофе, кокаин. Все эти психотропные вещества, завезенные с глобального Юга, тотально колонизировали разум западного человека, повседневную жизнь которого теперь сложно представить без этих стимуляторов. Сложно представить себе и то, что на второй день кураторской стажировки я буду делать ресерч о наркотапитализме. Обожаю. Всем пост-правды. В-общем, если бы не ритм (8 часов в день, хоть и 4 дня в неделю), к которому мне, как заядлому фрилансеру, приходится сейчас заново через кровь и пот привыкать, я бы сказала, что это был честный, напряженный и интенсивый день гугления на интересную тему. Не думала я конечно, что комиксы и видеоигры станут моими топиками исследования, но это полезно хотя бы в рамках моего преподавания эволюции визуального в магистратуре Digital Art в родном ДВФУ.
  • Компьютерные игры одомашнивают людей.
  • Когда Биргитта Ингемансон нашла письма Элеоноры Прей из Владивостока и решила их опубликовать, почему никто не стал искать ответы на ее письма и раздувать из них такой же мыльный пузырь? Потому что письменная корреспонденция - инструмент далеко не только коммуникации, но и рефлексии. Мне (повторюсь) грустно, что эта палка с одним концом так ярко светит на карте внешних историй Владивостока за неполнотой отображения всей картины.
  • Видео (как правило) имеет начало и конец, а живопись лишена этой линейности и темпоральности, что позволяет ей быть вневременной.
  • Борьба за идентичности (гендерные, расовые, все остальные) никогда не перестанет быть актуальной из-за того как устроены и борющиеся и те, против кого они борются. Но как же надоело, что мы не можем просто быть human being без такого явного перекоса в ту или иную ущемленность. Читать Павла Баршу (Pavel Barsa), не переведенного с чешского ни на какой другой язык (nobody said it was easy (c).
  • Сегодня София (директор/главный куратор Witte de With) дала мне отличный урок: выставки, прокурированные дедуктивным методом (от общего к частному) получаются гораздо более экспериментальными и богаче концептуально, чем те, что прокурированы от частного к общему (индукцией). Эпистолярная выставка тому пример - София видела работы, посвящённые письмам, много лет, натыкалась на соответствующие тексты, живопись и фильмы, и только так по крупицам выкристаллизовалась тема. Путь наоборот - подбирать работы под придуманный топик - сужает траекторию маневров. Сегодня я посмотрела три работы, которые войдут в нашу эпистолярную выставку, и я вам скажу - прилетайте на открытие 9 сентября в Роттердам, это надо видеть. Хотя если письма - наши проводники из прошлого, тогда вам прощается приехать не на само открытие, а в будущем (до 6 января, если что).
  • Уже на третий день стажировки я внесла свою лепту в публичную программу - лептой стало видео Евгения Гранильщикова 'Письмо', которое я показывала в 'Арке' в 2014. Видео откроет интимную ридинг-группу по чтению личных писем всех желающих в рамках публичной программы к эпистолярной выставке.
  • В пятницу еду в Амстердам. Прекрасное пространство в Амстердаме, устраивающее ридинги и архивирующее неархивируемое - перформансы: http://www.ificantdance.org/ Но для начала я встречусь с Rijksakademie - всемирно известной 2-годичной резиденцией для художников со всего мира.
День 4. О водоемах и удаленке.
  • Сегодня коллега Роза де Грааф, с которой мы работаем над выставкой Анны Марии Мийан, напомнила мне, что в Амстердаме живет Глюкля Першина, и мне будет очень приятно приехать к ней завтра в мастерскую спустя три года после того, как мы сделали выставку "Ее" в ЦСИ "Заря", которая до сих пор остается моей любимой выставкой Центра.
  • Я посмотрела не только три работы из Epistolary Show, но и часть видео сольной выставки Розалинды Нашашиби, которая уже третья по счету из тех, что откроются в WdW через 2 недели. Вкусное зерно и рассуждения о линейности времени - все как я люблю.
  • Инфопак для медиаторов готов, и его итогом стало то, что в конце сентября я проведу тур по выставке Анны Марии Мийян с упором на топик обратного колониализма, который так задел мою душу. Идея пятничных ивентов "Focus" - сфокусироваться на единственной узкой теме, не отрефлексированной на выставке глубоко и "провести" по ней широкую аудиторию.
  • Сегодня узнала о неприятном скандале, в котором участницу сольной выставки, проведенной год назад в WDW, обвинили в плагиате. Расскажу как только станет ясна позиция адвокатов и всего Центра. Но все это поднимает большой вопрос о профессиональной этике, который я сама себе и всему вокруг не устаю задавать.
  • Подошла к концу первая неделя стажировки (я работаю 4 дня в неделю). Меня ждет Амстердам, где я остановлюсь у художницы и исследовательницы, которую хочу привлечь к преподаванию в ВШСИ. Дала ТЗ новому дизайнеру на афишу open call в школу. Московский автор прислала новый текст на Nest. Фотограф онлайн-архива выложила снимки с поездки в резиденцию по скульптуре. Все мои три владивостокских проекта напоминают о приближении старта сезона, и следующая неделя будет жаркой не только в офисе Witte de With, но и в моей крохотной комнатке на втором этаже прекрасного дома в отдаленном, почти загородном, северо-восточном районе Роттердама.
  • Вчера гуляла к озеру, самому большому в городе и с песчаным пляжем, которое, оказывается, в 20 минутах ходьбы от моего дома. На районе, помимо многочисленных стай гусей и уток, оставляющих кучу дерьма после себя, я встретила переулок Фриды Кало и улочку Марселя Дюшана, чему удивилась несказанно. Вода в озере неприлично теплейшая.
  • Обнаружила в одной станции метро от себя бассейн, работающий с 7 утра. Осталось обнаружить в себе силы вставать в 6 утра и плавать перед работой.
  • Закупилась капсулами Nespresso на 3 недели вперед. Была на знаменитом рыбном крытом рынке Markthal, который на самом деле - простой торговый центр. Помимо озера, это все мои развлечения за первые 4 дня в городе. Маршрут дом-работа-дом оправдан, в том числе и тем, что транспорт здесь работает до полуночи максимум.
День 5-7. Поехать в Амстердам за Югославией и простудой.
  • Амстердам встретил дождём, +12° и гневным письмом из Берлина с просьбой оплатить забронированный курс немецкого. Бронь была ещё в марте на август, до всех грантов, о чём я благополучно забыла. Теперь мне интересно, на какой период придётся переносить курс, и не буду ли я вынуждена остаться в Берлине до конца октября.
  • Проговорила с сербской художницей, у которой остановилась, до двух ночи субботы, и утром уже ждала встреча с турецким художником, выпускником Dutch Art Institute и студентом Рут - преподавательницы моего кураторского курса в Salzburg Summer Academy. Люди - прекрасны. Моя неповторимо прекрасная Teresa Anna Franz, критик и коллега с параллельного курса by Martin Herbert в Зальцбургской академии, сделала вечер амстердамской архитектурой и вьетнамским фо. Вечер закончился обсуждением зоопарков втроём с Олесей Чернявской, и мир удивительно тесен, но не настолько, безусловно, как мир животных в клетках.
  • По-прежнему облизываюсь на Dutch Art Institute и характер их скитающегося исследовательского образования. А также на солнышко, тепло и сухость - это чудесное трио, которого не хватает в этом промозглом Амстердаме.
  • И как же мне повезло остановиться у сербской (бывшей югославской, стало быть) художницы, рассказавшей о своем удивительном дедушке, дружившем с самим Иосипом Броз Тито. Когда-нибудь я напишу об этом, о ее сказке про вселенную, где все поклонялись огромному члену в небе, и о забавных политических решениях современной голландской арт-сцены, а также о том как потратить пять штук рублей за пять дней просто на общественный транспорт.
  • Но Амстердам ужасен в +15 в тонкой одежде, с постоянным ливнем, безумно хаотичным дорожным движением, полным байкеров-спринтеров и толпами туристов, и летней паузой во всех арт-институциях. Придётся вернуться в конце сентября, чтобы хоть как-то с толком провести время. Потратила битые пару часов в поисках толкового свитера, чтобы не дать поднявшейся температуре развиться в хорошую простуду, и, кажется, придётся обновить вообще весь гардероб. Побывала в De Appel - главной contemporary art институции в городе, переселившейся в бывшую детскую школу. Район вокруг обрастает небоскребами, что лишь добавляет сюра этому месту, где художники начинают снимать мастерские, а через неделю стартует очередная программа старейшей резиденции для кураторов, и где удаленность места располагает к тому, чтобы стать жирным книжным червем.
  • Dutch Culture открыты проектам Владивосток-Голландия. Поработать есть над чем, молчу про опиумные войны и farmacolonialidad, на тему которого я в сентябре дам talk в Witte de With.
  • Амстердам, как и треть всей страны, находится ниже уровня моря, поэтому к низкому давлению переехавшие здесь долго привыкают, а вкупе с типично дурной погодой и травушкой, наверное, многим тут приходится несладко. Амстердам и без того не запал мне в душу, и я даже не пошла в Stedelijk, увидев очередь у входа.
  • Что мне понравилось в моём Амстердаме - это его балканство. Югославское тепло Татьяны Мацич (http://www.artkosmika.com/biography.html), её перформативные лекции о теории и философии и её идеи вскрывания архивов - и я уже пишу письмо Dutch Culture о её курсе для ВШСИ. Мир даёт нам возможности потрясающих встреч, жаль, что косвенная причина этих встреч - часто война.
День 8. Про деньги.
  • Вчера я узнала (а сегодня подтвердила), что после своих стажировок все участники программы EUNIC поборются за 3 000€ на реализацию своих проектов в России по итогам стажировок с художниками, с которыми удастся наладить работу во время программы. У меня уже куча идей по опиумным войнам, острову Формоза, Ост-Индской компании и другим восточно-голландским историям.
  • 500-1000 евро - средний европейский гонорар художника за участие в коллективном проекте типа групповой выставки.
    1500 (или 15% от бюджета выставки) - средний гонорар куратора за выставку.
    4000 - гонорар художнику за соло шоу (в моем случае).
    25 000 - бюджет персональной выставки (напоминаю, что все умножаем на 80 для перевода в рубли).
    45 000 - групповой (около 10 художников).
    2500-3500 - преподавательский гонорар за 7-10дневный образовательный курс.
    Все это мало ложится на российские реалии, тем более Владивостока, тем более самоорганизованные. Но узнать было любопытно и, возможно, когда-нибудь я начну оперировать в этом модусе чисел.
  • Witte de With пользуется не Mailchimp'ом, а специальным общеголландским сервисом для рассылок новостей, и не добавляют никого в базу, пока он (она) сами не подписались. Около 6000 англоговорящих и 3000 голландцев подписаны на их рассылку, но по-прежнему ничего лучше соцсетей не работает. Инстаграм достигает больше всего аудитории, средний возраст которой у Witte de With - 18-21 год. Дальше по популярности - Twitter, и, наконец, Facebook, аудитория которого, по словам Юруна, пиарщика WdW, стареет.
  • Архив выставок WdW за 18 лет из трехсот коробок с документацией, а также видеокассетами и вообще всем, что накопила совершеннолетняя институция - и правда сильнейшее впечатление понедельника. Потрясающая хранительница архива почему-то работает лишь по понедельникам. Вообще много у кого здесь такой график по всей стране. Бухгалтер в WdW приходит тоже раз в неделю, хотя это понятнее, чем архив.
  • Я продолжаю делать рисерч для медиаторов по эпистолярной теме (там все - от пресловутых "Черных тетрадей" Хайдеггера до остальной этики то анонимного, то публичного, то вуайеризма), а завтра мы пойдем в город ловить ларперов для воркшопа Аны Марии Мийян - тех, кто торчит по ролевым играм.
  • Лучший ужин после того как удалось избежать простуды - четыре батончика мороженого Mars. Изящное кураторское решение.
День 9-10. О главных людях.
  • Много читаю о ностальгии у коллег по зарубежному зазеркалью, но сама настолько привыкла к разнообразию культур, людей, мнений, национальностей, привычек вокруг, что считаю единственным домом и родиной - собственное тело. Всё, что выходит за его пределы (насчёт маклюеновского продолжения тела в виде медиа ещё можно поспорить) - уже заграница.
  • Скайпились с Аной Марией Мийян, какая же она замечательная, и как же я люблю художников. Да, со всеми этими сложностями. Они - лучшие люди.
  • 21 сентября выступаю с рассказом о коллониальности наоборот - как раз по той теме стимуляторов типа кокаина, кофе, табака и сахара, которые из стран третьего мира колонизировали западного человека. Предложу всем закусить шоколадкой и выйти покурить. Focus - формат мероприятия, где разрешает субъективность и позволяется городить всякую чушь. Надеюсь чушью не испортить репутацию Тоссига с его кокаиновым музеем и Лорен де Саттера с его наркокапитализмом
  • В 1926 году В Гааге был обнаружен сундук с 2600 "замороженными", никуда не доставленными письмами, которые заботливо хранились с XVII века. Очередная история о том, как архиваторы вершат историю в духе той с найденными негативами, показанными в Арке в 2008. http://brienne.org/unlockedbriennearchive
  • Хочу в рамках проекта онлайн-архива ДВ сделать день открытых дверей в мастерских художников, куда можно позвать всех не только из Приморья, но и из Азии и Европы, эдакий смотр работ там, где они рождаются - один в октябре и второй в мае. Вопреки всем биеннале. Трёхдневные открытые двери и тур по мастерским всех художников Владивостока.
  • К концу подходит 4-годичная работа моего коллеги Самюэля над каталогом выставки современного искусства Китая, которая была выматывающе долгой по итогам выставки 2013 года. Жду финальной версии книги, т.к. дико интересно рассказать во Владивостоке об отношениях Голландии и Китая.
  • Маурицио Кателан собственной персоной написал вчера в Witte de With просьбу дать текст группы студентов, которых WdW привлекали для создания различных образовательных проектов, в его новую книгу о копиях, апроприациях и прочей 'неоригинальности'. И это не тот случай когда студенты эксплуатируются институцией - скорее наоборот, это действительно попытка построить коммьюнити на темах, на которые не всегда рассуждают вокруг. Например, группа этих студентов сделала в Witte de With non-reading reading group, где они не читали книги, а рефлексировали на сам метод чтения и то, как мы проглатываем книгу или то, как один эпизод из неё может касаться нас снова и снова. Там и про рассеянное внимание, и про всё, что угодно - просто, но актуально.
  • Заказала одной амстердамской типографии экологически ответственную печать каталога ВШСИ. Понятно, что моего бюджета не хватит и на сотню книг, но попробовать поэкспериментировать с бумагой можно. Пусть идёт до Владивостока вечность - если обложка и страницы улёт, потерпеть и не то можно. Делают хорошие вещи: https://raddraaier.nl/en/press-work/offset-printin...
  • Отвратительно быть по рабоче-учебным поездкам в Европе во время летней паузы во всех институциях. Это как на зиму оказаться у самого моря.
  • По работе оказываться в местах, где ты бы ни за что не оказался в 'обычной' жизни = прибавлять пару баллов к карме, как завещал Каракас. Разложила флаеры о ролевых играх в магазе компьютерных. Лэвэлап.
  • Очень нравится самоназвание information designer & storyteller. Инфодизайн это и название магистерской программы в Эндховене в Голландии (Design Academy Eindhoven). Чекните художницу Alice Wong: https://missalicewong.com/
  • А вот эти ребята предлагают всем выпускникам любых академий искусств присоединиться к их B-cademie, играя самим названием с "первосортностью" и "второсортностью": http://www.bcademie.nl/ Собираются раз в месяц в формате "Я художник, у меня есть проблема", и советуют кому как быть на самые разные темы (взаимодействий с коллегами, создания определенных работ и т.д.). Эдакий расхожий формат групповой терапии и коллективного мозгового штурма. Взносы они делают собственными работами, которые должны быть эквивалентны 500 евро.
  • Вообще хочу подчеркнуть, что почти каждый куратор или художник в Европе имеет свой сайт - это как Отче наш. Бухгалтер Witte de With (которая, вообще-то художница, как сегодня выяснилось!, и которая единственная из команды пригласила меня на ужин к ним с ее французским бойфрендом) очень сконфузилась когда сама про себя сказала, что у нее нет сайта.
  • Частью моей стажировки должны стать визиты в культурные институции страны, но эти визиты проваливаются, т.к. я работаю в то же время, что и они, и люди тут часто тоже не работают по пятницам. Отношение к рабочим часам уникальное - даже открытие наших выставок происходит с 15.00 до 18.00 (хоть и в воскресенье). Мне написали из TransArtists (тот самый хаб всех резиденций мира), и я очень жду нашей встречи в Амстердаме, но мне нечего им предложить, кроме последней пятницы октября. Посмотрим: после открытий Роза (моя коллега-куратор) поедет в Лондон, и может мне по стопам удастся выходной средь недели. А может я просто отложу это до конца сентября и погуляю по Амстеру с лучшим коллегой по Зальцбургской Академии.
  • В Эйндховене зарегилась на симпозиум транс-художников, вот одна из них учит говорить "по-женски", но как же я устала от гендерных вопросов.
  • Пьер Легранд назвал Алена Бадью ласково 'Bad U', а я назову Легранда маленьким человеком. Только заботливо.
  • Сегодня ушла с работы последняя, а пришла вместе с Ваней Егельским. Начинаю втягиваться в коллектив, шутить с коллегами из других отделов как типичный офисный работник, и каждый день теперь по нескольку раз пробегаюсь по монтажу вдоль всех этажей. Конопатый рыжий юноша, наклеивающий на стены толстую виниловую плёнку, отважная айтишница Линн на самом верху монтажной конструкции (метра 4) и чудесный философ, поднимающий и спускающий произведения искусства из окна на специальном тросе, - команда мечты, я серьёзно. Молчу про Пола, работающего там с самого основания. На самом деле все монтажники без исключения - художники. Способ заработать - им, понимание как что должно выглядеть - институции. Кажется идеальный и честный тандем. Но на открытии, конечно, ролевая игра выдвигает на первый план совсем других персонажей.
  • Потрясающее видео Vivian's Garden, которое я посмотрела на Документе год назад, сегодня пересмотрела полностью в связи с тем, что работа этой художницы будет экспонироваться у нас в Witte de With через неделю. Rosalind Nashashibi - палестино-английская волшебница кадра. Розалинд рассказывает о работе: https://www.youtube.com/watch?v=_n5s_HS2QqI
  • К моему списку "Я никогда не стала бы в 2018..., если бы не стажировка в Центре современного искусства" помимо: а. Играть в ролевые игры, б. Пользоваться Windows 8 и в. Посещать магазины настольных игр и приставок, добавилось г. Читать фантастику. Но если первые три пункта относились к Ana Maria Millan, то последний - к Rosalind Nashashibi и тому, как "Шобики" вдохновили ее своим коммунным укладом жизни. Вы почитайте, там всего три странички, а мира хватит на десять разных планет. Разве не так я бы хотела, чтобы жила ВШСИ?: http://www.rulit.me/books/istoriya-shobikov-read-1..
Дни 11-14. Залечь на дно в Генте.
  • Во избежание фрустраций стажировку надо начинать не за пару недель до открытий (ideally), а месяца за два или даже раньше, когда стадия еще не такая завершающая, а еще совсем горячая, и концепт на стадии стройки, НО после открытий я погружусь как раз в такой период уже следующих проектов, на самом начальном этапе, благо директорствование Софии отличается от начальства Дафны тем, что у Софии все расписано на 4 года вперед, как оказалось, поэтому курированием можно заниматься параллельно нескольких проектов на очень разных стадиях.
  • Я сделала 3 документа с подборкой литературы для трех выставок, которые будут использоваться для закупки литературы в книжный магазин WdW, а также медиаторами при экскурсиях.
  • В четверг говорили с Софией о разнице между subalterns и subcultures, которая очевидна, но которая очень зависит от того, с какой позиции и из какой географической точки ты говоришь (как и все суждения на этом свете).
  • Завершилась треть моей стажировки, еду к подруге-художнице Блин Ронзе в Бельгию встречать вместе любимый в году сезон. В итоге проводили лето белым вином и бестолковым перформансом нью-йоркского художника с раздутым эго в потрясающей бывшей то ли школе, то ли церкви в Генте - эти два ансамбля, кажется, что в Голландии, что в Бельгии, часто синтезируются в монастырь. В одном из таких женских монастырей в Антверпене, например, сейчас раскинулись студии художников. Здание, в котором и студию, и комнату в Генте снимает Элин, в 1857 году тоже было построено как женская школа. В-общем, бельгийские выходные без единой вафли были посвящены одной лишь джентрификации, мать её. Сильнейшее впечатление произвёл бывший гаражный парк Citroën в бельгийской столице: на его 35000 квадратах раскинулась коллекция парижского Center Pompidou. Так в Брюсселе французский монстр через пару строительных лет откроет свой полноценный музейный филиал.
  • Начинаю собирать свою бельгийскую статистику 'смолл токов': каждый раз говоря, что стажируюсь в Witte de With, получаю в ответ: 'О, так ты, должно быть, знаешь Сэмюэла' (так было в Генте с тем, кто в том потрясающем здании теперь ответственен за 4-летнюю арт-программу, и так было в Антверпене с одним из художников, снимающих студию в бывшем монастыре, нынешнем Start Studio). Сэм действительно прекрасен, и, на мой взгляд, самый сильно подкованный в теории сотрудник WdW. Ну и родом из Бельгии.
    Бельгийские выходные были и расслабленными, и насыщенными, и рабочими, и личными, и воодушевляющими, и вгоняющими в апатию. В последнем виноват Брюссель, напомнивший Париж, да и просто картиной столпотворения беженцев в районе с нелепыми небоскрёбами - о том, насколько поехавший мир у нас вокруг.
  • Мне показалось, что бельгийские художники относятся к голландской арт-сцене как к более активной. При мне Рэнэ подавала заявку в маастрихтскую Van Eyck академию (2-годичную резиденцию, подобную Rijksakademie), в Start Studio делились, что в Голландии даже после урезания финансирования сектора культуры пару лет назад, всё равно денег на арт больше, и тд. Склонна верить, и очень рада, что посетила дни открытых дверей в мастерских художников в Антверпене, и познакомилась с художниками и там, и в Генте. Брюссельские выходные удались, но в Роттердам вернуться всё же приятнее всего.
  • Если искусство, в числе многого прочего, критикует позиции и общие настроения в обществе, то от себя добавлю, что работникам культуры покритиковать бы собственные. Некий лёгкий, но перманентный флёр высокомерия, универсальный для всех околозападников среди cultural workers - как бы почему-то must have. Вкупе с общей доминантой европейской квазитолерантности и тройкой white-male-bachelor маленький мир искусства снобит, морозит и порой, простите, рыгает желчью, приправляя её башней из розовых сливок.
  • В Западной Европе сложно заводить друзей с нуля (читай, как правило невозможно), зато можно практиковаться в возведении великой стены между собой и людьми, которая когда-нибудь сыграет верную службу.
  • Венгерская инициатива кураторского словаря: http://tranzit.org/curatorialdictionary/ Среди перлов: перформативность, дискурсивность, интерпретация, коллаборация и др. Не всё на английском, но разбивочка привычного дискурса куратора (да, я тоже ими пользуюсь) хорошая.
День 15. Хочу все сразу.
  • Отправила сегодня Федексом работы к нам в Witte de With из коллекции мадридского Reina Sofia. Испытала внутреннюю неловкость за обычные владивостокские сроки доставки, когда поняла, что из Испании в Роттердам 5 ящиков с письмами, картами и тд (всего около 900 объектов) дойдут за ночь. Обменялись любезными замечаниями об описках с Reina Sofia - ох уж этот эпистолярный этикет, мать его. А точнее, манерность.
  • Поработала корректором над текстами этикеток для работ. В целом, явное ощущение, что коллеги не доверяют мне многое из своих задач, бережно оберегая свои профессиональные границы. Не зовут на распаковку работ и знакомство с художницей например, к которой меня приводит только собственная напористость и даже назойливость (ну хоть в работе пригодилась). Вертикальность системы иногда поражает. Но возможно всему виной моя скорость (хочу всё сразу) и бунтарство. Ненавижу быть просто исполнителем, а здесь часто приходится быть им, тк много времени уходит на поиск баланса между той самой хорошей назойливостью и спокойным позитивом, который всем так нравится. Стажёрство это противоядие эгоизму и независимости.
  • Пообщалась с Rosalind Nashashibi в процессе выстраивания экспозиции. Мне очень нравятся её видеоработы (на прошлогодней документе её Vivian's garden запал сразу в душу) и не очень - живопись, но это мне ещё предстоит обдумать. Завтра прилетает Ana Maria Millan, и уж с ней, я надеюсь, мы затусим как следует.
  • Все, кто окажется рядом 21 сентября, залетайте на мою лекцию, а я пока сажусь за книгу 1947 года (реально держу ее в руках пока не рассыпалась) "Cuban counterpoint: tobacco and sugar" авторства Фердинандо Ортиза с предисловием, естественно, Бронислава Малиновского: http://www.wdw.nl/en/our_program/events/focus_with..
День 16. Знай не наших
Дни 17-18. Карлсон, живущий на крыше
  • Сегодня развешивали серию работ общей стоимостью 600 000 долларов совместно с техкоординатором, работавшим над выставками нидерландских художников в Москве в 2013 году в рамках года Россия-Нидерланды и поведовавшим многое о политическом закулисье тех ивентов. И ездили к дизайнеру Наде ван Дален, которая дала нам одежды на 4 с половиной тыщи евро бесплатно для того самого воркшопа, и у которой я куплю латексную голубую футболку (о май гадэбл) на следующей неделе, вот эту:
  • Работаю над выставкой вместе с исследователем из Литвы, живущим в Париже и и работающим, в том числе на V-A-C. Ну как работаю, он монтируется с Розалинд, а я просто стараюсь впитывать общение, пока занимаюсь своими задачами. http://kadist.org/people/raimundas-malasauskas/
  • Завтра участникам ролевой игры в рамках публичной программы персонала Аны Марии Мийян предложат хранилище кокаина, пустыню и прочие локации для того, чтобы примерить новую идентичность.
  • Ещё один куратор, прилетевший сегодня из Мексики к нам. Чувствую себя обезьянкой, продающей свое место рождения и работы как универсальный старт любому разговору http://curatorsintl.org/collaborators/mauricio-mar...
  • По версии иранского микробиолога, чьё имя я вспомню чуть позже, раковые клетки обладают собственной концепцией времени, и активно множатся лишь потому, что ошибочно считают себя ещё не рожденными.
    Берите за основу для художественного исследования и не благодарите.
  • Завтра прилетит художник Wu Tsang, и ее я особенно жду, т.к. любой опыт общения с трансгендерами меня (личные эмоции) очень раскрепощает http://wutsang.com
Дни открытия
  • Мы пролетели с дедлайном, и одна работа к выставке придёт лишь в понедельник (а наше открытие - в воскресенье). И дело именно в нашем общем плохом менеджменте, а не в FedEx. Но автор работы решила написать письмо посетителям выставки (выставки о письмах), заменив им изначальную работу на сутки, что мне кажется даже лучшим решением, чем привоз из пусть и уважаемой, но устойчивой и сформированной коллекции. Всегда перестраховывайтесь во время логистики выставки, и чем более сюрреалистичными и идиотскими вам кажутся ваши подозрения, тем меньше шансов оказаться идиотом в итоге. После таких дней как сегодня многое кажется по зубам, и вливание произошло (сломалась), так что ломка возвращения домой точно будет особенно сильной, т.к. работа в WdW уже проверена хорошим испытанием, рубеж пройден, и осталась всего половина стажировки, гораздо более расслабленная, и все это несет сильную ломку при приступлении к прежним делам дома, где зона комфорта будет гораздо шире.
  • Последние полтора месяца складываются в некую акселерацию юношества - сначала полное погружение в активные дискуссии о теориях квир, пост-всечтоугодно и питательные обсуждения современности в Salzburg Summer Academy (ступенька, похожая на лучшие годы в уни), а затем бескомпромиссное производство выставок, рутина без пищи для мозгов и капитализмкапитализмкапитализм в Witte de With. Совсем как после уни, когда "все, чему тебя учили" не пригождается тебе во взрослой жизни.
  • Оффтоп и предложение: давайте лайкать то, что нам не интересно или совершенно не нравится. Давайте вместе обманывать алгоритмы инсты, гугла, фейсбука и иже с ними. То, что никогда бы не лайкнули и не расшарили, минимум неделю. Персональность своих данных мы не снизим, зато знатно запутаем торгашей нашими онлайн-образами. Ушла гуглить автозапчасти, посев картошки, гошу рубчинского и покупать на ебэе судоку, кто со мной?
  • Уикенд одинокого куратора выглядит так:
    1. пойти на шоппинг, который ненавидишь, с темной помадой на губах и самым боевым настроем
    2. купить на открытие хардкорный кожаный топ, который невозможно застегнуть самостоятельно на спине
    3. узнать расписание всех соседок на момент выхода на открытие для помощи с топом и долго говорить с ними о сильных и независимых женщинах
  • Получив стажировку в европейском ЦСИ, тебе кажется, что ты включаешься в международную арт-коммуникацию, а по факту во время самой стажировки ощущаешь лишь действие политики исключения. Ирония, которой бы позавидовал сам Сократ.
  • С сайта одной роттердамской галереи: "They are sculptors, painters, designers, vidiots and photographers". Vidiots? Вы серьезно не смогли подобрать другого слова? http://www.cokkiesnoei.com/profile
  • Разговоры с Bo Wang о пекинской арт-сцене, с Кейт Фаул о грантах, и планы на китайский ужин в Утрехте. Открытие удалось.
Дни после открытия. If it bleeds, it leads
  • Неделя после открытия предстоит не менее напряженной. Из планов, которые удается вспомнить сходу:
    сегодня вечером в Амстердаме artist talk с Tony Cokes, чья техно-инсталляция заняла весь подвал центра урбанистики на Берлинской биеннале, и чьи работы мне, логоцентричной, особенно близки. Встреча - в рамках стартовавшей образовательной кураторской программы De Appel, которой в этом году уже 25 лет и в которую, среди семи участников, попал и мой знакомый из Москвы. Прошлым летом познакомились в Берлине на очередной летней школе, в которой, как оказалось, участвовала и Ana Maria Millan - художница, чью выставку мы открыли вчера в Witte de With. Круг замкнулся. Целая делегация из De Appel вчера приехала к нам, сегодня надеюсь доехать до них
    завтра в 7 утра скайп с новосибирским Гете Институтом о проектах, которые я хочу с их финансовой поддержкой прокурировать в 2019 во Владивостоке. Женские тюрьмы и кураторские воркшопы - обсудим всё. Вечером завтра же у нас на работе будет дискуссия с американским теоретиком о 'культуре как оружии'. Имя теоретика кстати - Nato. Мой военный словарный запас пополнен уже одним анонсом
    в четверг рассказываю о ВШСИ коллегам в Witte de With. отпишусь отдельно об их фидбеке
    в пятницу еду в Маастрихт на встречу с оргами второй по значимости после Rijksakademie двухгодичной резиденции в Голландии - Van Eyck Akademie. Увижу изнутри то, что бельгийские художники мне описывали как наиболее свободную и прогрессивную художественную резиденцию сразу в двух странах
    в субботу в 7 утра скайп с Казахстаном - у них в Алматы 'Гараж' открывает ЦСИ 'Целинный', буду рассказывать о Владивостоке заспанными речами на открытии.
    После скайпа мчу в Эйндхофен в один из лучших музеев страны - Van Abbe Museum - на квир-симпозиум
    суббота и воскресенье - дедлайны подачи заявок на две очень важные стипендии - одну от Германии, другую - от Британии. ну посмотрим, заполню ли я хотя бы одну
  • Экспериментальная платформа, считывающая ваше местоположение, если вы хотите его предоставить, и выдающая вам поэтический диагноз, который перенесён из формы радиоэфира в текст.
    Сама ещё не разобралась, но планирую скоро.
    http://www.oneacre.online/
  • На днях набирала древний китайский текст, вошедший в проект отца-основателя китайского видео-арта Zhang Peili, о том, кто имеет право вести диалог и кто (внимание) за этим ведением диалога имеет право наблюдать.
    Текст войдёт в книгу о китайском современном искусстве, которую WdW опубликует в следующем году.
11 сентября
13 сентября
  • Насколько половинчато звучит 'on behalf of' ('от имени'). Практически 'giving a voice'. Т.е. дали тебе голос говорить, но только наполовину. А ведь мы так часто пишем 'от имени', если работаем в институции. Или 'от лица', как будто сами - без. От лица большой мамы.
    Вообще 8-часовой рабочий день, как и все порядки в институции, находится где-то на пересечении дисциплинирования и уныния. Высиживание яиц по своему привлекательно (вдруг насижу и появятся), но я по-птичьи жду момента когда можно будет вспорхнуть с кресла и снова зажить прекарной жизнью фрилансера.
  • 471 человек посетил наше открытие в воскресенье с 15 до 18. Только вдумайтесь насколько неплохое число для столь экспериментального времени. Хотя какие к черту эксперименты, люди просто слетелись отовсюду в свой нерабочий день. Долой открытия по будням, хотя в нашем городе-курорте не прокатит.
  • Мы продолжаем получать письма (по 5 в день) в рамках проекта Доры Гарсии, участницы Эпистолярной выставки. Я совсем не отчиталась, кажется, об открытии, но провела я его с коллегами из Амстердама, познакомившись и с местными художниками, но уже в другой локации. Кажется интернациональные контакты в Роттердаме быстрее всего заводить именно в WdW.
    Завтра после общего совещания наконец расскажу команде о ВШСИ. А также об Айдан, Заре и всём, над чем работала. Но пока - нескончаемая подача на одну большую и важную немецкую стипендию.
  • Конец поста проплачен скайпом. Объявляю неделю вебинаров. Вчера был скайп с Гете институтом, сегодня - с новосибирским журналом, которые брали интервью о феминизме в арт-институциональной системе, завтра - с магистратурой ДВФУ, послезавтра - с институцией, с которой подаем на ту самую страшную и большую стипендию, в субботу - с новым ЦСИ "Целинным" и "Гаражом" на открытии в Алмате. Все это в перерывах между работой, поездами и хлопотами для ВШСИ. Кстати, мы нашли помещение.
Третий уикенд в Голландии
  • Побывала в Jan van Eyck Akademie - годичной резиденции для художников в Маастрихте.
  • В Bonnefanten Museum в том же Маастрихте прекрасно всё - от краткого напоминания в туалете о сомнительности приватности как таковой до предложения на выставке об идентичностях сесть смотреть видео в инвалидном кресле.
  • Ну ладно, последний трюк с инвалидными креслами, в которые все боятся сесть, пока не увидят встающих с них - заслуга Melanie Bonajo. Художника, которая, кажется, теперь моя любимая голландская художница. Я даже не знаю какой род к Мелани использовать, тк в текстах этот человек даже не называет себя they - а лишь ey. Принадлежность - eir (eir body, например). Видно, это третья ступень после транс-they. Мелани продолжает деконструировать лексику и подзаголовком к выставке делает фразу 'How to unmodernize yourself and become an elf in 12 steps'. При этом elf - полученное от разбивания yourself пополам и ликвидации s. Стать собой, таким образом, получается, стать своим эльфом. И множество других крошечных магий - молчу о дизайнерском решении сценографии выставки, заслуживает отдельного поста. Bonnefanten музей в Маастрихте организовал её (их) ретроспективу (надо сказать небольшую, но с пятью видео по полчаса-час каждый) под кураторством Geir Haraldseth, в которой они говорят о сексуальной терапии, правах животных и секс-работников, дигиталоцене и прочем, в такой манере, что на выставку срочно хочется пригласить рефлексировать всех самых старших и самых младших членов семьи, а ещё - тоже заняться видео. Никогда раньше у меня не было такой реакции на видеоарт. Ок, я никогда не видела ретроспективы Мэтью Барни. В-общем, плюс один в копилку artists to know. Кстати, её (их) представляет та же галерея, что и Глюклю.
    https://akinci.nl/artists/melanie-bonajo/
  • Побывала и в именитом Van Abbe Museum в Эйндховене. Один из самых известных не только голландских, но и в целом европейских музеев (https://vanabbemuseum.nl/en/) пригласил на недельную резиденцию трех трансгендерных художников (Olave Basabose, Mavi Veloso и Geo Wyeth) поговорить об экзотизированном отношении институций к ним. Впервые оказаться в Van Abbemuseum и сразу на транс-квир-симпозиуме мне оказалось дико круто, а если и странно, то только лишь потому, что такие темы - очень про междусобойчик. Это всё равно что оказаться на слете экстравертов ровно в той позиции, в которой я нахожусь сейчас - одной, интровертивной, оторванной от своего контекста. Но, не считая мучительного утреннего кофе и обеденного брейка в клоаке кишащей социализации, где я никого не знаю и не в настроении подходить знакомиться (хотя попробовала и сразу почувствовала на себе силу коммьюнити, исключающую тебя) симпозиум Why am I here - очень питателен. Последующую силу алкоголя, скрепляющего узы социума и раскрепощающего стиснутые зубы одиночки по прошествии целого дня столкновения с искусством исключенных, тоже нельзя недооценивать. Ваучер на два напитка после трех перформансов и двухчасового разговора об институциональной критике стал поводом к знакомству с душевнейшей 60-летней чилийской художницей Ameli Viaux Trillat, живущей в Айндхофене с 1983 года, художницей-трансом Tina Escarlatina из Бразилии, живущей в Берлине, и c Jeanette Bisschops - молодой кураторкой амстердамского Stedeijlik Museum. За столом также оказался выпускник кураторской программы De Appel - амстердамской годичной программы (первой в мире для кураторов), которой в этом году уже 25 лет, и в которой сейчас принимает участие мой коллега из Москвы Коля Алютин, приезжавший и к нам на открытие в Witte de With - и вот то ли все участники De Appel слегка высокомерные, то ли просто это полнокровные голландцы такие, то ли я опять обобщаю.
  • Последний перформанс непревзойденной транс-художницы Mavi Veloso сделал мой день. Она позвала своих систас (вышеупомянутую Тину и еще одну коллегу-певицу, орга событий Empower Berlin), и вместе они протерли своими телами все ступеньки музея Van Abbe, обозначили их (тела) изолентой по типу того контура, что рисуют вокруг трупов на асфальте, протянув предварительно по всем ступеням вверх на поводке включенный микрофон, который реагировал на каждое столкновение с полом, что в условиях музейной акустики рождало просто неповторимо бездушные, но управляемые человеком утробно-каменные технозвуки. А какие голоса у Мави и подруг... Пытаюсь понять, сколько модификаций с голосовыми связками, а также первичными половыми признаками сделала Мави, но кадык у нее ушел, а яйца, кажется, остались, и поет она, похоже, на всех частотах. Но вывод другой: индивидуум может быть какой угодно идентичности, но по характеру человек - либо легкий, милый и душевный (и в этом Мави просто поразила), либо сноб и зануда (а таких людей в принципе больше).
  • Дискуссия первой половины дня сосредоточилась вокруг колониальной политики музея, в том числе когда тот приглашает квир-художников сделать ревизию их коллекции, а в коллекции оказывается еще один колониальный трофей в виде портрета чернокожего боксера, за акцент на котором музей вполне справедливо раскритиковали приглашенные художники - за показную лояльность и попытку дешевой инклюзивной политики:
    https://vanabbemuseum.nl/en/collection/details/col...
  • И напоследок ваш любимый формат блица - в трех словах об оставшихся уроках дня:
    - Когда мы называем что-то как-то (квир, колониальный жест и т.д.) мы автоматически контролируем это. Наименование вещей определенным образом это еще не владение ими, но уже близко.
    - Воспринимать расу как явление можно, представив ее в виде комнаты, и пытаясь понять, где её стены, где - окна, а а где - дверь. Так же - с любой другой идентичностью. Сколькикомнатная у вас квартира?
    - How to become more black или Who owns the street - красивые названия выставок в Van Abbemuseum, обещающие гораздо больше, чем могут на самом деле предложить.
    - (личное наблюдение) Не заменить ли мне идею архива на идею разархивирования, ибо сложно представить себе в искусстве более политического пространства, чем архив (после музея, конечно).
    - Гендер подвергается расизму, а расовая принадлежность наделяется гендером. Двойное комбо, которое не так просто, как кажется на первый взгляд. Всем - любви с ненавистью и кофе с молоком.
  • И пока я, заслужив отпуск от искусства и людей, и заполнив заявки на два гранта и одну школу, еду к воскресному побережью Северного моря в Гаагу, где снимался финальный эпизод 'Достучаться до небес', хочу добавить краткую ремарку про одну из крупнейших мировых резиденций для художников Jan van Eyck Akademie, где я была позавчера и где резиденцию делала Таус Махачева.
    Очень интересно, возьмут ли орги, с которыми я встречалась там, в резиденцию проект, рефлексирующий на сам проект. На проект резиденции как вакуумного годичного инкубатора по выращиванию прогрессивных художников, осмысляющих все возможные формы работы с материалом и материальность как таковую. Весь этот пузырь пансионата по высиживанию талантов можно образно космическим шаттлом перенести на другую планету, и убедиться, что внутренний климат нисколько не изменится при новых внешних условиях. Это удивительная чёрная дыра (Rijksakademie и бельгийский Kask туда же), обязывающая тебя за год стать перспективным художником (не зря же мы вкладываем в тебя все это бабло и делаем дни открытых дверей, чтобы все коллекционеры Европы тебя увидели), совсем как обязательство найти себе пару в отеле по сюжету лантимовского 'Лобстера', один из самых сильных эпизодов для меня из которого стала женщина со сломанной ногой на асфальте, кричащая от боли неудачной попытки самоубийства путем шага из окна (боль сразу приобретает несколько значений, правда?), которая в этом двухэтажном отеле никогда не может быть удачной. В переносе на прекарность работника искусства годичные резиденции - всё те же фукодианские исправительные учреждения, и, кстати, до 1 октября для всех, кто хочет бежать в колесе - туда идёт приём заявок https://www.janvaneyck.nl/nieuws/residencies-2019/
  • Пионер, никогда не спи и никому не верь. По крайней мере куратору, если тот говорит, что уехал отдыхать от искусства к морю. Он (она) обязательно наврет и пойдет по рукам (всмысле по выставкам). По тем трем калекам, что открыты в воскресенье.
    Пионер, если ты не видишь на афише арт-мероприятия логотипа городского муниципалитета или министерства культуры страны или, на худой конец, печать с перстня короля Нидерландов (51-летнего принца, если быть точнее) - беги оттуда, т.к. ты либо ошибся дверью и пришел смотреть какой-нибудь дешевый салон, либо ошибся страной и находишься не в Голландии. Все сколь угодно экспериментальные площадки, критические программы и радикальные выставки спонсируются государством. Никто (может кроме экспатов?) не станет начинать арт-инициативу без денег. И вот как хочешь так и возвращайся после этого на российский Дальний Восток в объятия любимого города, где культура если и финансируется, то по самому остаточному принципу. Бюджеты, бюджеты и еще раз бюджеты делают все: довольных художников, глубокое исследование, качественную экспозицию, хорошие каталоги, лояльную аудиторию, реальные дискуссии. Ну и эксплуатацию труда, конечно, властность и бесконечный капитализм.
  • Гаага - не такая интересная, как Эйндхофен, но спокойнее, чем Амстердам, который не такой приятный как Роттердам. Вывод: нет вывода, но надо еще раз приехать в Эйндховен.
  • Сделать сэлфи в VR-очках - примерно так же как представлять бывшую, будучи в объятиях новой пассии: полагаешься на память и делаешь все вслепую, при этом не понимая, какая из реальностей более реальна.
  • Потрясающее нидерландское издательство, основанное 15 лет назад Астрид Форстерманс и дающее жизнь очень важной литературе: valiz.nl
  • Вычеркни лишнее:
    1. Проснуться с лёгкой температурой
    2. Сорваться мочить ноги в Северном море
    3. Час идти по побережью
    4. Вытащить шило из жопы
Четвертая неделя стажировки
В Амстердам среди недели
  • Мои китайские знакомые тем временем комментируют, что исправительные лагеря в Xinjiang - тема ожидаемо цензурируемая, но так же ожидаемо обсуждаемая в интеллектуальных кругах Китая, где подозревают, что вся эта система тотального слежения и социальных баллов, а также тюрьмы за неугодное поведение и откровенная этническая чистка - лишь тест перед развёртыванием масштабного применения этих методов по всей стране. А я вспоминаю, что художники уже рефлексировали на тему этого пропагандистского исправительного геноцида, где многие просто пропадали, и, кажется, на Документе видела интервью с тем самым студентом, вернувшимся на родину в Синьян быстренько продать квартиру и оставшимся там в тюрьме почти на год. Выпустили только при попытке самоубийства, и то не разрешали из страны выехать долго. В-общем, вы сами всё на Медузе прочли, как и я, что лишило меня сегодня сна с часу ночи и до самого утра. Социальные баллы, полная слежка за передвижениями и просмотр весь день пропагандистских фильмов в лагере почти без питания - Амстердам от осознания того, что так, довольно близко к моей малой родине, страдают пара миллионов человек, вышел особенно сюрреалистичным, но об этом в следующей серии.
  • Сегодня я побывала в офисе крупнейшей в мире базы арт-резиденций TransArtists и познакомилась с его потрясающей сотрудницей и по совместительству македонской художницей, давно живущей в Амстердаме, и после финансовых сокращений, в 2012 году пролетевших по всем Нидерландам, оставшейся на проекте TransArtists единственной со своей коллегой (ушли все). Бояна (было очень классно жать друг другу руки в стишок "Яна" - "Бояна") говорит, что ресурсу еще предстоит провести аналитическую работу над тем, какие резиденции по миру кем и почему более востребованы, чем другие и т.д., но уже сейчас среди собственных фаворитов называет нью-йоркского монстра EyeBeam (https://www.eyebeam.org/) за очень успешную интеграцию художника в местное коммьюнити и швейцарскую Artists in Labs (http://www.artistsinlabs.ch/en/) за подключение художника к исследовательским институтам по всему Цюриху и, как следствие, номадический характер. Посоветовала художникам быть очень аккуратными с подачей заявок и четко понимать, зачем им та или иная резиденция, чтобы не "измельчать" свою практику и не подсесть на поверхностные проекты по итогам и не стать кочевником по резиденциям, каких очень много (что кочевников, что резиденций). Кстати, о кочевниках: в том же здании, где я была сегодня, сидит офис Манифесты, ведь эта передвижная биеннале была основана именно в Нидерландах.
  • Две выставки, мной сегодня посещенные, были немного бестолковыми - одна про эстетику ковров от очередных экспатов в очередном автомобильном гараже (пространство под именем ISO, которое, простите, по экстравагантности архитектуры все же не превосходит брюссельско-пампидусский "Канал" в месте бывшего гаража Citroen), а другая, чей концепт меня заинтересовал больше - (в подвальном помещении Corridor space у реки в индустриальном районе Амстердама) о политической силе скуки и ее публичной или личной конфигурациях. Я даже написала одной из художниц, чье пятиканальное видео (или как сейчас принято говорить moving image) о скуке женщины в отношениях мне показалось имеющим потенциал, и которая, помимо прочего, искусствовед и основатель Амстердамского института культурологических исследований, а уж какая модница: http://www.miekebal.org/
  • В остальном Амстердам ознаменовался двухчасовой прогулкой по району, где лицо города стерто в стеклянную пыль небоскребов и полоски хайвеев, а также поездкой в метро, гордо вырытом голландцами совсем недавно через заморозку болота, на котором плавает вся столица (и метро это они так же гордо считают крайне глубоким, за что их хочется сразу же нежным пинком отправить в Санкт-Петербург, предпочтительно на Чернышевскую). Искусственный город этот ваш Амстердам: за уши притянутая необходимость сохранять дома XVII века (в один из которых я сегодня попала и где хранится первая библиотека города, а теперь - соответственно просто эзотерическая библиотека под опять же очень гордым названием Embassy of the Free Mind, но место правда классное) и в то же время необходимость застраивать город по требованиям нового времени, и обе эти необходимости здесь именно по причине своего такого разбросанного по векам и вехам недобрососедства - какие-то искусственно вымученные. Украинская художница, делающая сейчас резиденцию в Маастрихте в знаменитой Jan van Eyck Akademie, где я была в пятницу, призналась мне, что ее молодой человек снимает в Амстердаме комнату в трешке за 900 евро. Комнату. За 900 евро. В трешке. Амстердам - гордый, и даже повторить свой парижский ланч-набор 2012 года у реки (багет-вино-сыр-клубника) в Амстере мне удалось без особого энтузиазма и комфорта, вот не уют и все тут. Что придало шарма этому дню: сильный ветер и солнце. Постоянный ветер, от чего мне подумалось об Исландии, известной своими ветрами, в которой я никогда не была. Тут я должна завершить пост каким-нибудь вторым тезисом Бьорк, но на ум приходит только выложить картинку с двери одного из довольно заброшенных офисов по пути на выставку о скуке.
  • На выставке о скуке узнала, что сотрудники разорившегося боливийского лоукостера всё ещё приходят мыть самолёты, которые уже давно не летают. Вот она, сила линейности времени и архитектуры.
  • Мы, конечно, можем вспомнить, что навещаем не только умершие процессы, но и умерших родственников, и вообще часто ведём себя так, будто они всё ещё с нами, но особенно в этом отличается одно индонезийское племя, живущее со своими умершими родственниками в одной комнате ещё месяц после его/её/их смерти.
Месяц стажировки
  • Я только что узнала, что секретарь Witte de With 4 года назад сделала путешествие по транссибу (ну ладно, все так делают), но читайте дальше: она сделала это в честь своего 50-летия, которое отпраздновала в поезде, и по возвращению в Роттердам вытатуировала себе Trans-siberian на плече. Но моя резко подскочившая сегодня лояльность к Witte de With на этом не заканчивается - я пересмотрела открытые нами выставки, чтобы подготовиться к своей завтрашней экскурсии, и ещё раз убедилась в том, что Розалинд Нашашиби очень верно своим видео сказала о нелинейности времени, которого человечество когда-нибудь все же достигнет, преодолев время. Но тогда, предупредила она, а точнее ещё раньше - фантаст Урсула Ле Гуин в 'Истории Шобиков', люди потеряют всякую синхронность общения и больше того - эмоциональные контакты с любимыми людьми, т.к. перестанет существовать линейность, которая есть залог любого общения. Что и произошло с Шобиками из истории Гуин, которые научились перемещаться со скоростью света в прошлое и будущее, да и вообще не стало этих понятий, и конечно сразу не стало понятия 'любви', какими бы коммунальными они ни старались быть с самого начала, упраздняя горизонтали. Но любовь может быть разной по отношению к разным людям, и это уже совсем другая история. Та самая украинская художница в Jan van eyck занимается темой полиамории, которая точно незаслуженно табуируется, и на которую, как верно заметила Маша Сабитова, рефлексируют почему-то чаще женщины.
  • Еду из расширенного подобия Стрелки - Het Nieuwe Institut, открытого в Роттердаме в начале 90-х как исследовательский институт, музей дизайна (в том числе информационного) и современной культуры, и, наконец, поприсутствовала на лекции калифорнийского философа Бенжамина Браттона, сформировавшего программу в московской Стрелке, и сильно повлиявшего на человека, повлиявшего на меня. Мне очень нравится наблюдать за собственным завихристым скольжением по волнам мыслей философов, когда те читают лекции, это отдельное произведение, но Браттон вообще прокурировал весь этот проект Vertical Atlas, начавшийся сегодня, и раскрывающий в будущем data policy в пять районах планеты, в том числе России и Китае: https://verticalatlas.hetnieuweinstituut.nl/en/activities/islandeu. По секрету неделю назад узнала, что средняя цена за его лекцию - €5000. Украинский экспат Вика Иванова ушла в подробности каким будет национальное гражданство будущего, а сотрудник эстонского правительства сузил весь транснациональный разговор до эстонских достижений в невидимой руке большого брата. Добавьте страничку в закладки, проверив к новому году - когда атлас расправит плечи.
  • Никогда бы не подумала, что причиной моего исследования фармаколониальности станет комикс 1988 года, в котором главный супергерой черпал силы из листьев коки. Комикс прикрыли через год.
23-25 сентября. Первый уикенд в родном Роттердаме
  • Посетить за день три плохие выставки, две из которых - очень плохие, означает быть окончательной брюзгой, но трампизм и фигура Стива Бэннона, которую Дональд стирает с прошлых повесток дня, в прямом смысле убирая своего бывшего советника фотошопом с официальных снимков а-ля Иосиф Виссарионович - неугодников, правда надоел.
  • Разбавив слишком политичную выставку в Het Nieuwe Istituut слишком аполитичной поэмой в Garage Rotterdam, мы получили третье событие в Kaus Australis - собрание результатов четырёх резиденций художников с аккуратно разных уголков мира, как если бы мы весь день мешали красное с зелёным в надежде, что коричневый не будет похож на говно. Интересна лишь история места резиденции - в 90-е в Голландии (как и во многой Европе) можно было получить от государства в бесплатное пользование почти любой лофт почти любой бывшей фабрики, с условием, что помещение освободится по первому зову королевства. Инициаторы Kaus Australis пошли дальше - они нашли свободную землю, получив её от государства бесплатно и построив на ней такое помещение, которое было нужно конкретно им. Но условие осталось тем же - и вот через год они должны будут не просто освободить своё помещение, а вернуть то, что взяли - землю - в первозданном виде, то есть своё помещение снести.
    Мне кажется, только из-за этого в резиденцию с таким странным вкусом на отбор художников (ну да, она ещё и платная) стоит подать заявку на следующий год с грустным проектом по разрушению зданий и эпической видеодокументацией.
  • В целом сутки прошли в компании моей любимой Элин Ронзе, а американское кино 2000-х с Томом Хэнксом на необитаемом острове стало главным событием рубежа пятницы и выходных. На фоне моей лекции о фармаколониальности или зачисления в очередную школу мыслителей 'Упражняясь в современности' от поляков и немцев, теплейшие голливудские киноляпы и милая наивность рождественской кинодрамы про одиночество и выживание кажутся самым жизненным событием этих суток (или этих месяцев) арт-theory-передоза. Тома Хэнкса - в президенты, каждому человеку - свитер с оленями и pre-internet brain.
Последняя неделя стажировки
  • Последний день стажировки завершит серию скайпов с новичками ВШСИ этой недели (до дедлайна еще полторы), а также мою калькуляцию продакшена проекта чилийской художницы Сесилии Викуны (Cecilia Vicuña), чью красную пряжу прекрасно помнят посетители прошлогодней Документы (http://www.ceciliavicuna.com/). Я закончу первичный отбор работ на архивную выставку проекта Contemporary Arab Representations, который под кураторством неповторимой Catherine David показал в Witte de With в 2002 году искусство Бейрута и Каира, и который вообще является ее многолетним проектом (http://www.wdw.nl/en/our_program/exhibitions/conte...). После чего, наверняка, испытаю то, что испытывал рабочий класс в лучших интерпретаторских традициях марксизма, отчуждая продукт своего труда на дальнейшее использование институцией уже без меня. Но справедливости ради надо отметить, что не только в обслуживании институции заключалась моя стажировка эти полтора месяца. Все-таки тема сенсорной колонизации и деколонизации флоры (от листа коки до табака и кофе), на которую я собрала уже несколько работ живущих в Роттердаме художников (Питчаи из Тайланда и Адама с острова Барбадос), родилась именно из выставки Аны Марии Мийян, которую мы открыли в Witte de With 3 недели назад, хотя эта тема сейчас бомбит, например и в Akademie der Künste der Welt в Кельне (https://www.academycologne.org/en/article/1467_flo...)
  • Я позвоню в Аэрофлот, напишу отказ польской школе Exercising modernity и перестану скакать резвым галопом из резиденции в резиденцию хотя бы на какое-то время. Встречусь с выпускниками и директором моего любимого Dutch Art Institute, подпишу договор на аренду нового помещения для ВШСИ в самом центре Владивостока, схожу на ивент о цифровом искусстве и видеоиграх в любимый Het Nieuw Instituut, взяв оттуда все, что надо для своего интенсива по видеоиграм магистрам digital art в ДВФУ, и соберу накопленную за месяц полиграфию в чемодан, попытаясь не отправить все в мусорное ведро. Голландцы - просто боги дизайна, верстки и полиграфии, но весь этот раздаточный материал бесконечных арт-ивентов, призванный оказаться рано или поздно на свалке, иногда настолько чересчур и неприлично хорошо сделан, что хочется отправить отличников на заднюю парту.
  • Последний день приходит на смену двум выходным, в течение которых у меня появилась любимая мрачнейшая улица Роттердама, у которой даже есть свой веб-сайт, настолько же плохо сделанный, насколько хороша и мрачна улица (Graaf Florisstraat), а также район, в котором хочется остановиться в следующий раз - Delfshaven - единственный уцелевший во Второй мировой крохотный порт с ботхаусами XIX века.
  • Последний день в Роттердаме будет рабочим, рутинным и сулящим долгую дорогу домой. Все как у куратора здорового человека.
Долгая дорога в дюны
  • Самый романтичный пост о Голландии должен быть где-то именно сейчас - на станции Deventer в поезде на границе с Германией по пути обратно в Берлин и содержать все противоречивые итоги моей полуторамесячной стажировки в ЦСИ Witte de With, но пока ограничусь тем, что подчеркну всю противоречивость другого явления - эффекта лестницы (или качель, или любого другого архитектурного объекта, подразумевающего возвратно-поступательные движения его самого или объекта, его эксплуатирующего) - критикуем сваливающиеся на нас возможности и мечтаем об окончании стресса, но ностальгируем по стрессу, как только он подходит к концу.
  • И пока я не написала итоговый пост о мыльных пузырях (safe places), самоцензуре и политике разнообразия - трёх китах, на которых держится любимая Голландия, вот вам линк на дизайнера, использующего VR для технологии OBE (Out of Body Experience), позволяющей помочь преодолеть людям страх смерти: www.frankkolkman.nl
  • И, как говорит бывший директор WdW Дафна, на самом деле куратор поддерживает художника, воплощает его фантазии и тихонечко за ним убирает. Мне кажется, весь арт-процесс это долгий процесс спора за и против подобного утверждения.
  • Настало время возвращения синицы в руки с неба, полного журавлей. Европа не может дать никаких практических уроков, которые могли бы быть применимы за пределами Европейской Империи. Опыт пары летних школ, кучи рабочих встреч и стажировки в ЦСИ я опишу оборотом, которым моя подруга арт-критик Тереза Анна Франц из Амстердама обычно описывает почти все экспозиции - it didn't change my life. Люди, которых я встретила - did. Процессы, системы, структуры - didn't. Единственно важный урок - опыт сужения масштаба профессионального значения, мне всегда нравится испытывать его: когда ты в одном месте - важный преобразователь, а в другом - мельчайшая букашка, и наоборот. Но я очень благодарна возможности вновь это понять.